?

Log in

... и когда Лариса внимательно дослушала все до конца, она попросила меня порассуждать о страхе, о том как я его вижу и представляю себе. Но порассуждать любым доступным художественным способом.

Я поняла, по чему я скучала. Именно по возможности писать без оглядки, без "того не обидеть", этого не обидеть, по интимности и в то же время вот этому вот ощущению, что не знаешь никогда, кто именно тебя прочтет. Там кругом сижу, как королева мать - важная и бдительная, отфотошопленным еблишком торгую. А здесь, как будто только самые близкие, что ли. Хотя, ну какие близкие, Маша, ты ебанулась, ты забыла своих троллей, которые тут обзывались и писали всякую гниль? Но ощущение, сука, ощущение. Ушла в кусты, в жж, прооралась, ведь тут у меня все можно - и уебошный сосед здесь, и глеб-говно-человечище, и мама, и светлых человечков обосрать можно от души и сомнения, и страхи, и печали. Я как-то забыла как так можно, буду снова пробовать.
Разговоры о том, что жж дышит на ладан обсасываются, по-моему, с возникновения контактика. Стоит пройтись по старым адресам - словно по кладбищу погулял. Но сегодня, я так охуела от интервью с новым главным, что, пожалуй, буду-ка я снова жить на два дома. С таким зачетным пиздоболом у жж есть все шансы. Так по-моему даже Путин не угорает. Короче, из интервью я узнала много нового. Что слова "блог" и "жж" в России тождественны, никто под словом блог, не понимает ничего другого, это факт. Что жжешечка, безусловно, не просто не теряет свои позиции и загибается, а на самом деле налицо явный прогресс и нарастание. Не видеть этого просто невозможно. Ну, дальше было не так весело, мужики по делу разговаривали, а точнее журналист залупался, на каком основании администрация администрирует (залупался по делу, по-моему, но слишком вылезало будто, что-то личное, будто ему в топе отказали), но вот ответы - просто вааау, так съезжать с темы не умеет даже Сири. А, между тем, когда я ее спрашиваю "Сири, родная, какого хуя ты включаешься, самостоятельно и когда хочешь?", она строго отвечает, что вообще-то мы говорили обо мне, а не о ней. Я теперь так Яне отвечаю. Ведь мы вообще ни о ком не говорили. Но сегодня я узнала, что есть и покруче люди. Есть. Зря я переехала в инстаграм с вещами, ох зря.




Обожаемый мною Павел Семченко, мои дорогие театралы ;)
Очень приятно было работать. Просто очень. Без лишних слов, без понтов, без фигни. Настоящий профессионал. Я практически чуть не сожгла ему сетчатку отраженным солнечным, но он лишь сказал, что как раз так любит.
Баба, которая не постит свое ебало - бракованная баба. (С) э.м.ремарк.


Баба, которая не постит свое ебало - бракованная баба. Э.М. Ремарк.

Aug. 18th, 2015

Когда я случайно (блядь, я же зарекалась, но нет-нет да и да-да) натыкаюсь на какой-нибудь отчаянный срач типа "вернуть 129 статью!", "я бы лично сжег всех пидоров", я легонько размышляю всегда, несильно, так, для тонуса - интересно, сколько их, этих людей, из моих четырех тысяч френдов в контакте, сколько десятков моих очаровательных заказчиц, сколько не подозревающих о моей ориентации корпоративных клиентов, работают со мной, а вечерами пишут, что таких как я надо жечь, кастрировать, стерилизовать, насиловать и убивать. Меня, мою Яночку, моих друзей - "пиздить хорошенько, чтоб другим не повадно было".
Ведь я же не живу в каком-то отдельном своем пидорском мире. Эти люди они вот, мои клиенты, невесты, флористы, кассирши в магазине, парикмахеры, повара, менеджеры. Это может быть кто угодно. Не то чтобы меня это сильно волнует, но я иногда так размышляю с иронией, представляю, как какой-нибудь визажист вдруг ни с того ни с сего на съемке так: "Маша. Тебе нельзя иметь детей, таким как ты нельзя даже близко к детям подходить, сраное ты чмо". И дальше красит. И тишина такая.

На днях прочла, как одна девушка выступала в соответствующем треде на тему гей-браков в обычном ключе - больные люди, падаль, отбросы, нужно расстреливать - все как мы любим, короче. Я узнала в ней свою заказчицу, снимала ее оочень давно, но хорошо помню, потому что она была довольно милая и очень благодарна за съемку, и говорила, что я вернула ей уверенность в себе, что я - настоящий талант, и прочее и прочее, восторги сплошные, и я тоже в восторге, все такие милые аж краска на стенах сворачивается. И, конечно, я же понимаю, что она не одна такая из тех, с кем я работаю. В такие моменты мне одновременно и смешно и хочется подойти и… я не знаю, что. Сказать "приветик, помнишь меня? вот пистолет, стрелять лучше в лицо, вот сюда, давай волосы подержу. давай, что же ты, что же ты ссышь, восторженная? где же твои сраные комплименты сейчас? где же твой сраный праведный гнев? как там поживает твоя возродившаяся уверенность в себе?".
Но это не новости, я все понимаю, люди, которые хотят убить всех чурок, не брезгуют их трудом, это-то понятно и ровно. Но именно такой прямой четкий контраст в самой вот моей жизни, конкретика такая - она прямо забирает. Дух захватывает. Сразу как бы не хочется расслабляться вообще никогда, не тянет сразу сильно проникаться их комплиментами, очаровываться. Сразу как будто хочется отгородиться и зарубить себе на носу, что они это они, а мы это мы. И они все миленькие, пока не знают, что ты лесба. Вернула, блядь, уверенность. Может, разархивировать, да прислать необработанные ее фото ей? С уверенностью в себе, я вижу, у нас порядок, можно обратно спускать с пьедестала, поближе к нелюдям.
Владимир Варнава
хореограф, обладатель золотой маски, балерун-лауреат-перелауреат.



ищо три фотоCollapse )
Марина такая вот.


Сняла давеча рекламу бабочек для магазина Chinaski
Прямо исстрадалась вся. Бывает, что не взлетает. Ничего не нравится, сижу, леплю, чуть не рыдаю, дошло до того, что бабочки вырезаю из одного места фотографии, копирую в другое, потому что не нравится угол под которым лежат или смотрится слишком крупно или еще чего там мой мозг себе придумывает. Весь день - в каком-то измененном состоянии сознания, ни есть не могла, ни пить, думаю, угомонись. Это всего лишь бабочки. Галстуки-бабочки. Не брильянты с отражающими поверхностями. Все бесполезно. Я думала сделать в стиле Ги Бурдена, но копия - всегда сраная копия. Я вдохновилась законом о "запрещенке", я вдохновилась любимой порнографией, я вдохновилась Леной, в конце-концов, но Бурден слишком плотно сидел в голове, и это видно и это позорно, потому, что он гений, а я маша. Короче, сутки над собой издевалась, и над фотографиями.
Суть в чем. Мне не найти грань между здоровой самокритикой и, понимаешь, начавшим поднимать голову творцом, которому вообще похуй, что скажут остальные. То есть, мысль какая в этом курсе. Ты не должен себя критиковать, не это твоя работа. Твоя работа сделать и предоставить. Ты не имеешь права решать, чему жить, чему нет, если это пришло, значит нужно. А все эти метания (мы привыкли уважать строгость к себе, мол, она делает художника достойным, но она не делает его никаким, она не меняет ничего) - они же не от высокой внутренней морали, тяги к качеству, нет, это мы так себе пиздим. На самом деле все просто дико боятся, что их обосрут - и всё. Всё. Больше ничего за этим не стоит. Только переживания о том, что о нас подумают, осознанные или нет. Это сдерживающий фактор - не внутренний так-то.
Нормальная мысль, да? Я видала таких фотографов - вообще никакой цензуры на хуй. Выкладывают по пять тыщ одинаковых фотографий, баба с рукой, баба с рукой и голова вбок, убить их хочется. Вот как с этим быть? Неужели они правы? Выходит, правы.
Я додумала эту мысль примерно до такой утешительной формулировки: страх показать свою работу, он исключительно от того, что, на самом деле, мы не смирились с тем, что мы бездарность. Мы до хуя о себе воображаем. Что если единственное мое предназначение выложить фото, которое подтолкнет настоящего художника к действию? Если эта овца снимает, так что же удерживает меня от своего фильма - подумает он, и снимет подлинный шедевр, от которого прекратятся все войны в мире и излечится рак. Такой вот кульбит моральный. Как-то так. Другая скромность появляется, без страха. Когда ты с этим смиряешься - оно полегче как-то. Но все равно каша в голове пока и тошнота от своей работы. Но это, пишут, нормально, момент такой.

И вот вам мои больные фантазии на тему галстука-бабочки, потому что слишком много мыслей я туда вдумала, хоть съемка и простая, без особенных отличительных черт.



бабочки-бабочкиCollapse )

12 недель

Короче, расскажу об этом, может быть, кому-то будет полезно. В этом году я что-то неистово занимаюсь своим творческим развитием, хожу на мастер-классы, смотрю на фотографию и вообще на себя немного по-другому и так далее. Осознанности больше появилось, что ли.
Ну и купила по совету Сарафаныча книгу Джулии Кэмерон "Путь художника". Это 12-недельный курс по вытаскиванию себя из творческой жопы, либо же открытия в себе творческого начала (господи, как я ненавижу слово "творческий" вы бы знали, но за две недели привыкла уже), если ты домохозяйка. Я не то чтобы в жопе, но хочется всегда лучше, поэтому я начала скрупулезно выполнять упражнения, писать списки и "утренние страницы", прислушиваться к себе и поменьше себя ругать.
Но речь не об этом.
Очень хочется поделиться странной метаморфозой, может, у кого тоже такое бывало. Уже несколько дней как, бытовые или же рабочие дела, мысль о которых раньше вызывала только уныние (например, методичная однообразная обработка или разбор шкафа с техникой), стали вызывать целые волны воодушевления. Я вчера почти с вожделением посмотрела на битком забитый шкаф с моей аппаратурой с мыслью его разобрать, объективчики протереть, матрицу почистить. И вот дальше происходит совсем стремная вещь. Почему-то, видимо, по привычке я одергиваю, оттаскиваю себя от того, что может принести удовольствие, пока не сделаю что-то полезное. Даже если приятное и есть полезное. Но нет. Полезное - это значит именно то, от чего тоска. Конфетка потом. Разобрать шкаф? Прекрасно, давай потом, пока светло надо снять на балконе натюрморт для стока. Если же и второе предложение вызывает приятные ощущения (что бывает редко, потому что с такой подачей даже мороженное есть не захочешь), мозг ищет что похуже и придумывает, почему это срочно. Помой посуду, потом снимешь свой сток. Доходит до маразма. Я понимаю, нормальные люди, особенно мужики, меня засмеют, они обычно как - берут и делают, просто на хуй, встают и разбирают аппаратуру. Не прислушиваясь там особо. Но я и так склонна к самокопаниям, а в период, когда ты четтам работаешь со своими потрохами, ты особенно внимателен к процессам, которые происходят, ты их прям чувствуешь.
Короче, в итоге, мозг ищет себе неприятное дело, чтобы потом сделать приятное. Да, до смешного доходит к этому подключается тело. Вчера я с огромным удовольствием подумала, ох как же захотелось обработать ту коммерческую съемку, давно так не было, чтобы прям потянуло полировать монотонно, прям дико хочется вот два часа в дзене поработать заплаткой. И напал чих, внезапный, резкий аллергический, слезы-сопли, пятна на роже. Источник внезапной аллергии я так и не нашла, но пока кларитин, то-сё, облако вдохновения съебало. И мозг такой "ну ладно, с помешательством разобрались, давай теперь то же самое, но без такого неприличного удовольствия".
Все понятно, с детства меня, как и всех, учили, что сначала уроки, потом рисовать. Мне, например, мама постоянно внушала, что от моих сидений за столом одни траты и никакого итога: карандаши купи, фломастеры купи, краски купи, а толк какой? хоть бы красивую какую картинку нарисовала, чтоб на стену повесить, а то только портишь бумагу. И это было постоянно, с утра до вечера, каждый карандаш надо было вымаливать со слезами. Я жила с ощущением, что творчество нужно как бы отрабатывать, а уж если ты еще и плохо учишься, то ты вообще не имеешь на это занятие права. А училась я очень плохо. Сейчас я иногда начинаю Яне объяснять, что бесплатные съемки - это не просто так, это для того, чтобы пришли съемки коммерческие, это для роста и развития, а это полезно и в финансовом отношении тоже. Яна смотрит на меня квадратными глазами и говорит, ну считай так, конечно, но, бля, Маша, это приносит удовольствие и это не героин, это часть твоей работы, это клево и круто, зачем это оправдывать?!
Но за семь лет совместной жизни Яна так и не переубедила меня. Потому что удовольствие удовольствием. Так, знаете, можно далеко зайти.
Короче. Найдя скучное дело, я успокаиваюсь. Я его не делаю. Мыть посуду не хочется, а возиться с техникой нельзя, пока не помоешь посуду. В итоге - ни уму, ни сердцу, сплошной дискомфорт и я не могла понять что ж со мной такое, почему я несколько дней с таким трудом берусь за любое дело. Ну ладно, окей, я сейчас поняла вроде бы как причины, увидела это все в своей прекрасной выпуклости и по крайней мере, я осознала, что вот сегодня, именно сегодня, нужно попробовать сделать 3-5 дел строго согласно этому зову сердца. Это лучше, чем ни посуды, ни шкафа. Как мужик - захотела - сделала. Я это заслужила, могу себе позволить. Вот, одно уже сделала, пографоманила в жжуле. Кто я, в конце-концов такая, чтобы перечить великой силе, а? :Р