Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

(no subject)

Яночька работает столько, что я постепенно забываю, как с ней иметь дело. Отвыкаю. Когда я знаю вечером, что она будет через 15 минут - я начинаю бегать беспорядочными кренделями по дому и очень волноваться. Мы живем вместе 7 лет, кто не в курсе, это, сука, прорыв, я считаю - так психовать на таких уже старческих сроках. Когда она весь день дома - я вообще не знаю, что с ней делать. Я ее робко развлекаю предъявлением нескончаемых претензий или как вариант я пытаюсь наверстать все упущенное за пару недель - разосраться в мясо, горячо помириться, куда-нибудь сходить с ней об руку и проч. Все это мы укладываем в одни сутки и засыпаем вечером с серьезными сомнениями, что протянем так еще хотя бы год. Я не представляю, как пары встречаются на расстоянии. Я бы так не смогла.
Однажды Яночька долго моталась по командировкам и вот она такая возвращается, будто она город-герой 9 мая, давай, мол, женщина, встречай, танцуй, "туда-суда ходи", мясо неси. А у нас с котом уже налаженный быт. Мы с котом уже - "ноно, я не твоя детка". Не, не то чтобы сразу заделалась в разбитные разведенки, ведь в такой разлуке отсутствует, понимаешь, элемент драмы - ты живешь и ждешь. Всё ровненько, она вернется никуда не денется. И сам не замечаешь, как превращаешься в спокойного одинокого человека. Чашку, грю, куда ставишь в раковину, ты же воду из нее пила, давай сразу сполосни. Яаааана, как можно собираться 2,5 часа, пока тебя не было я вообще никуда не опаздывала. Яаааана, бля, ну кто моет зелень водой из-под крана? И кот такой тоже, забрался повыше и недоумевает оттуда.

Она говорит, дорогая, как же так (только другими словами, я их здесь печатать не буду) я думала вернусь, а тут милота, дом-конфетка, девка моя нежная в кружевных трусах. Где? Дом-конфетка был, грю, пока ты не приехала, поросячья твоя харя.
К слову сказать, мы тогда обратно все наладили, благо для этого разумные люди придумали различные формы извращенного секса.
А вот сейчас так все прямо даже интересно, куда вырулит. Мы такие, главное, ходим друг вокруг друга по вечерам - ну очень стараемся, очень вежливые. Солнышко, где моя кофточка серая новая? Зайчик, она там, куда ты ее положила. Но, пупсик, ты же ее брала надеть на съемку. Но, морженька, я положила ее обратно, посмотри, пожалуйста, прежде чем морить меня своими идиотскими вопросами.
А какая мораль? А никакой морали, мораль, что так оно может и лучше.

(no subject)

На прошлой неделе пришел Великий Кастратор и сказал, что "морда у вашего кота, как у мэйнкуна, большая, крепкая". Я поняла, что когда у меня будут дети, я буду ужасной мамой. Ужасной. Потому что в этот самый момент я поднялась кагбэ над кухней, над миром, над всеми уродцами-котами, у которых не такие крупные морды, практически прослезилась и мысленно отдала кота в художественную школу и на бальные танцы одновременно. Так что теперь я очень важная и заносчивая сделаюсь. Еще более, да.

(no subject)

Короче, царь-кот держит нас в ежовых рукавицах. Начну с родословной. Батя у Сэма известный дауншифтер, черный мясистый кот, который носит ошейник с шипами, харя у него как две мои, он крутит самокрутки и, говорят, ушел недавно в лес с концами, босиком, как Толстой.
Брат Сэма - Герц, изящный андрогин, хиппарь, буддист и похуист. Мама - Чеса (это типа Франческа) - баба с характером, любила постоять беременной на краешке балконных перил, чтоб хозяева в тонусе были. Батя охаживал ее очень-очень долго, всё куплю, всех порву - ни хуя. И вот на свет появились прекрасные Сэм и Герц. Гуманитарий и технарь, гопник и хипстер, онегин и ленский, блядь. Сэм в два месяца ходил так, будто ему яйца мешают (это синдром коротышки - у мужиков такое тоже бывает, когда, знаете, такой полноватый мужчинка так ходит, как будто ему руки не свести от мышщ, вот у нашего кота такая же походка), а сейчас он подрос и в состоянии серьезно напугать человека. То есть, меня. Ну, то есть, я все могу объяснить. Блядь, дамы, вы не видели этого. Разозленный кот - это страшно. Ну, то есть, Яночька ржет, конечно, мол, Мааааша, соооолнышко, это всего лишь полтора килограмма диетического меха, ну чего ты! Ага. Это полтора килограмма ненависти. Идет на тебя медленно и глаза такие "сука сюда блядь подошла я тебя жрать буду" и видно, что сожрет. Реально, страшно.
Короче, ноги мы на ночь заворачиваем в плед. Чтоб не достал. Все остальное бесполезно.
Спонтанный секс в доме тоже под запретом. Я грю, нормальные животные - они что делают, когда хозяева трахаются? Правильно, они культурно сидят и сверлят хозяев взглядом, так что кровь в жилах стынет. Это я бы пережила, я все равно ничего не вижу вокруг, если уж на то пошло. НО ОХОТИТЬСЯ-ТО ЗАЧЕМ?
А сегодня он открыл мою коробку (ну, коробку, если вы понимаете, о чем я, у каждой тихой девочки такая есть), лег в нее и умильно уткнулся носом в флогер, а лапу просунул под кожаный ошейник. Память об отце, говорит, кагбэ.
А вчера у нас с Яночькой был романтик коллекшн вольюм сикс - я сильно выебнулась с ужином, Яночька принесла вино, решили мило посидеть. В общем, лежим такие, я говорю - а что-то кота нет. Блядь, и правда. Лежание как рукой сняло. Кот обычно такое кино не пропускает. Мы - кис-кис - хуис, нет кота. Кот ушел. Нет, он всю зиму провел почти на балконе, он такой, ему нельзя запретить там сидеть. Все было нормально - офис напротив имел ежедневное дефиле, где перила - это подиум, а кот - вроде как наоми кэмпбэлл. А тут на тебе - ебнулся. Поодевались на скорую руку, пошли вниз, два клоуна с фонариками и витаминами. Я хотела взять с собой вина, ну там, ночь, романтика, не найдем, так погуляем, но постеснялась предложить.
Короче, наш альфа-сомец сидел под балконами с очень задроченым видом. Родных не узнавал, нос разбит, глаза наркоманские. Яночька решительно взяла его в руки, Сэм тут же начал искать, где у нее сонная артерия, орать моаэ (что переводится, видимо, как "пусти руки падла я сам пойду") не своим голосом и норовить дать кому-нибудь пизды.
Сегодня нос у нас уже зажил, так что я уже два раза за хвост утаскивала его с карниза. Ну извините, больше не за что было.

Я вот что думаю. Предыдущий кот прожил у нас два года, умер молодым как Йен Кертис, от эпилепсии. Этого нам отдавали уже с черными шутками. Ну, мол, ребята, репутация у вас хуевая, мы все понимаем, врожденная болезнь, но вот за этого кота мы вас порвем. Ну мы год вроде продержались. И вот как-то надо теперь не проебать котишку, потому что третьего нам точно уже никто не отдаст. А это не кот, а испытание на прочность какое-то ей-богу. "Вижу цель - не вижу препятствий" его девиз. Словом, на случай форс-мажора, мы вчера приняли решение. Мы будем искать такого же, нацепим на него сэмов ошейник и будем скрывать всю жизнь правду. По-моему, очень взрослое, взвешенное решение.

мы уже победили, просто это еще не так заметно

Оригинал взят у asena в мы уже победили, просто это еще не так заметно
Самым крутым психологом двадцатого века - круче Милгрэма и Зимбардо, не говоря уже о Фромме с Берном - мне представляется Мартин Селигман, человек, исследовавший выученную беспомощность.

Выученная беспомощность - это вот что. Вот у вас есть собака, которую вы сажаете за загородку и бьете там электрическим током. Нормальная собака рано или поздно догадывается, что через загородку можно перепрыгнуть, чтобы ток прекратился. А вот собака, которую до этого уже били током в таких условиях, когда ей было некуда выпрыгнуть, даже не попытается это сделать. Она ляжет на пол и будет скулить.

Проблема не в токе. Проблема в неконтролируемости среды. В отсутствии логической связи между твоими действиями и реакцией окружающего мира. Если реакция всегда положительная, это тоже деморализует. Те, кто привык к неконтролируемости среды, довольно быстро оставляют всякие попытки на нее влиять. Людей в экспериментах обычно током не бьют, им просто дают заведомо нерешаемую головоломку - после того, как они какое-то время над ней побьются, у них резко снижается способность справляться с решаемыми головоломками.

А что касается селигмановских собак - с ними есть потрясающая вещь. Развитие выученной беспомощности зависит от последовательности экспериментов в жизни животного. Если собаку сначала обездвижить в павловском гамаке и бить током, то потом, в загородке, она уже не будет пытаться выпрыгнуть. А вот если ее прежде всего посадить в загородку, из которой она может выпрыгнуть (или в гамак, но так, чтобы она могла нажимать носом на кнопку и останавливать ток), а уже после этого подвергнуть неконтролируемому стрессу - то способность перепрыгивать через загородку никуда не денется. У собаки уже есть опыт победы. Ее уже так просто не сломить.

Экспериментальная психология как бы говорит нам: иметь опыт победы - это самое главное в жизни, и ради этого стоит лезть под ток.

Полюбила я Моржину не всего, а половину. Половину нижнюю - жирную, подвижную.

Пришло время рассказать уже про Моржа, я быстро и как смогу, потому что про Моржа сложно рассказать так, чтоб не выглядеть совсем того. И про глагол "моржить" и "наморжить".


У нас с Яночькой, как и у многих пар, которые давно вместе, есть пушистые альтер-эго - Морж и Заяц.


Дело было так, года так 4 назад я в баре тележила что-то пафосное, а Яна в это время засунула себе соломинки в нос и сказала, что она морж, перебив этим мою дико важную телегу. Потом засунула мне, я стала злиться и чихать, а она сказала, что морж - он вообще подлый и что каждый школьник это знает.
С этого момента началась философия Моржа.
Collapse )

(no subject)

Господи, до чего хорошо. Я считаю, надо писать о таком. Меня что-то колбасит сегодня, не пойму шотакое, прям выплескивается все. Яночька говорит, что такое бывает через день после передозировки алкоголем. Ну да, все сходится.

Ходили на Паров Стелар, билеты доставали как-то особенно кроваво, прям совецкую деловитость проявляли. Сказать, что было охуенно - ничего не сказать. И я еще раз убедилась - мы сами делаем себе впечатления. Ну, то есть, начиналось все хуево, скажем без утайки. Вип в цкз Аврора - это жесть. Это для чуваков, которые пришли пасидеть хорошо, под живую музыку. Для засратых меломанов вроде нас вип такого рода - это наказание.Но у нас не было выбора, мы поздно спохватились - оставались билеты только туда. О, как рвалась душа моя в фанзону. Вообще, в Авроре как-то быдловатость сквозила прям во всем, в охране, в администрации, в людях. Неуловимое такое ощущение, что ПС - ошиблись площадкой. Что не место это для них.
В очереди тетки в шубах - одна другой объясняла, на что пришли "интересная такая музыка, да, ниабычная, я пару лет назад слышала пару песен, ну группа не новая, конечно, да, неплохие такие, да, но она как бы танцевальная такая, но вот не то чтобы выпучив глаза там танцевать, есть даже вот мотивы вроде как из 30-х". Яна тихо сказала "Маша, вот они! Вот эти люди зохавали наши билеты!".

И вот ждем начала - слева пацаны культурно сидят кушают креветки (небольшое отступление: внизу публика по старой традиции показывает музыкантам, что готова - аплодисментами и веселым улюлюканьем, на что посан за столиком так затягивается кальяном и говорит вальяжно - чо, стоять устали, наверное? пиздец, дамы), справа киса унылая. С того места где мы сидели не было видно вообще ни хуя, можно было начать обламываться. Но мы такие - ни хуя, мы ждали этого, мы хотели этого, надо будет - друзья, мы найдем место где нам будет заебись. Я поклялась, что сломаю ноги любой администраторше, что встанет у меня на пути. Это нас вдохновило, хотя ломатель ног из меня - уссышься.
Нашли, встали, ждали, и, когда началось, ооооо.... как это называется - кончить с оттягом? Вот да. Оттанцевались так, что Светка чуть ориентацию не потеряла, как в саксофониста влюбилась. А Светка - практически серьезный буч. Я влюбилась во всех сразу, ну я просто блядь потому что. Конечно - да, не покидало ощущение хорошего попсового шоу. Конечно - да, все сплошь плэйбэки. Конечно - да, не спели Ноубадиз Фул с нового альбома. Но качало так - как меня давно не качало. Круче Sigur Ros в Амстердаме. Тот случай, когда на улицу выходишь умиротворенной, спокойной, с отбитыми ладонями, потной и абсолютно счастливой. Светка сказала, что в итальянском (вроде?) есть такое слово - серейно. Это вот не спокойный, а ну вообще, все заебись и ровно. Вот мы были серейно после. И в душе - тишина и мир.

Во всей этой неге мы побрели есть в ресторанчик, где нас уже ждал столик, там мы со здоровым аппетитом делились впечатлениями, ели, пили и было нам счастье. А потом.. ну чего..
Ну а потом напились в Триэле. И дружбанов 8 щщей с собой притащили. Некоторые из них в тот вечер выглядели настолько гетеросексуально-восхитительно, что на входе их спросили, знают ли они, куда пришли. Что комплимент, я считаю. А мне - глазам приятность и гордость некоторая.
И да, мне опять за все стыдно, как обычно. Народу было много до кого маша могла доебаться, но слава богу была женщина, с которой мне можно целоваться взасос - это Илена. Илена была ураган, мне был лэпдэнс, поцелуищ куча, потом Яна с гардеробщицей уговаривали меня погладить собаку, кончилось все тем, что с собакой мы долго сидели крепко обнявшись и она меня даже не сожрала, но наебенилась я в стекло, я прям повисла на ней, у собаки, конечно, выдержка - она даже бровью не повела. Но перецеловала я в тот вечер много кого, к моменту собаки я уже была в эйфории, любовь уже не била из меня фонтаном, а нежно струилась в виде изнурительной икоты.
Отрывисто помню волшебное травести-шоу в Малевиче, на которое мы успели быстренько сгонять, не одеваясь - и в этом была своя прелесть и риск, могли ж не пустить обратно - и как-то резко и сладко после оглушающего руспопса триэля нас окунуло в атмосферу фильма "кабаре", занавески, какой-то смущенный и переливающийся травести проплывая поцеловал Яночьку в лоб, потом помню, как я таки уговорила Яночьку покружить со мной во медляке, было какое-то трогательное шоу с простынями, от него было так уютно и музыка была прям бальзам - мы как будто сбежали на час от всех, от друзей, не знаю, очень, очень там душевно, я первый раз была. Потом бегом вернулись, как под перекрестным огнем, я чувствовала себя партизаном. Ну и чо под занавес я занялась любимой пьяной быдлозабавой - доебись до диджея (ДдД), диджей была омерзительно милая, потрепала меня за щеку, как бы играючи, но... в общем, не представляю себе такого панибратства к гостям нигде, кроме триэля, хотя я мастер спорта по ДдД, повидала всяких. Но любовь в моем сердце победила все, я была серейно и не оскорбилась.
И потом совершенно пьяные мы ехали уютно в каком-то такси до дома, дома был кот, плотный завтрак и крепкий, счастливый сон.

Словом, насыщенный, дивный вечер. Вообще так я скажу, если выпивать редко - штырит необыкновенно, великолепно. Фейерверк ощущений.

(no subject)

Пришла к Котову в его магазин навороченных журналов и мы битый час жамкали последние съемки Юргена Теллера, листали новую коллекцию Comme des Garsons, потом поплакали за Хёрста, потом я долго не могла оторваться от Kid's Wear - ей богу, это самый крутой журнал на свете. Ну и что хочу сказать? Отравил он меня всем этим артом. Я пришла туда снимать красивенькую девочку в ретро-рюшах, а получилась арт-драма в стиле Tissue. Та съемка не готова еще, но вот есть одна карточка с предыдущего раза, которая полностью отражает мое нынче отношение к фотографии. Вот она.


270.84 КБ



*Кстати, приятный выебон, я вроде как вышла модница и уела Котова, что круто, потому что я дура, а Котов умный. Разглядываем журнал - Перпл фэшн, тот жирный номер, где все звезды фотографии собраны. Я говорю, что на обложке - стопудов баба в штанах КоммдеГарсон, я грю я видела их осень-зиму, да и вообще узнается на раз, Котов орет, что нет, это какой-то там дизайнер другой, мы замазываемся, Котов открывает шапку журнала, тычет пальцем "Читай! Рей Кавакубо! Японец!", я грю - лошара, это основатель КоммдеГарсон. Надо было на деньги спорить. Котов заулыбался куда-то себе в щетину, наверное, подумал, что надежда еще есть. И быстро перевел тему. Я была счастлива.

(no subject)

Короче, тут у нас котэ завелся. Когда нам сообщили, что пол кота неизвестен, хоть ему уже и 2 месяца, мы сразу поняли - наше. Яночька сходит с ума по трансвеститам, я падаю головой от любой андрогинной твари - понятно, что у кота пол не ясен. Стало быть к имени кота появилось еще одно требование - оно должно подходить и м, и ж. А также содержать букву "с", быть коротким и невыебистым. Так, мы вспомнили сериал лип сервис и назвали кота Сэм. Ну и имя очень подошло к этой ниггерской морде. Потом я наобум погуглила Сэм Блэк - оказалось, гений наебательства был такой, английский шпион и вообще персонаж, сомнительный - так пиар агентства стали называть. Немного пиара, подумали мы, никому не повредит. Вот. Сэм Блэк. Хочется процитировать "Кровавый Четверг" - "и как этот черномазый отхватил себе такую козырную кликуху".

Так что беспокойно у нас дома теперь, беспокойно. Слава богу, у кота повышенная мимимишность, иначе я бы уже не выдержала.

Как нужно петь гимн.

Бывают такие истории, которые не устаешь рассказывать. Как правило, они случаются не с нами и, как правило, даже не с нашими знакомыми. Но когда они случаются с нами или с нашими знакомыми, то, я считаю, их надо сразу, сразу, блядь, записывать. Чтоб не затерлись детали, чтоб не успело смыться настроение.
В один ничем не примечательный день моей подруге Илене ебнуло тридцать лет (ну, поскольку, Илена яркая и знаменитая, тут понятно траур и выходной по всей стране, но в остальном - день как день). Ну, Лена и ее мужчина Леня отметили без прессы, в Москве, и решили через недельку поехать бухать по этому поводу в СПб, потому что Лена отсюда, как мы помним. Почему помним, а потому что я уже заебала всех рассказом, что есть у меня подруга, которая бывает в двух степенях опьянения: 1. А поехали все в Грибоедов?!!!! 2. А давайте все обнимемся!!!! Ну и вообще - не баба, а ураган.
Так вот это она, да.
Итак, утром четвертого февраля, когда Илена продрала очи и приготовилась к попойке века, которая должна начаться ажно прямо с поезда, сегодня в ночь, так вот в это самое предпраздничное утро Илена не находит рядом с собой мужчину Леонида. А находит Лена записку. От первых строк которой у нормальной бабы встало бы сердце. Но это у нормальной.
"Лена, любимая!" - пишет сука Леонид.
"К тому моменту, когда ты прочтёшь это письмо, я буду уже далеко. Обстоятельства непреодолимой силы склонили меня к столь внезапному поступку. Надеюсь, ты меня простишь. /Хорошо, что Лена взяла себя в руки и дочитала до конца/ К письму прилагаю билет до Петербурга и разменные деньги на такси. Ямщика жди в 00:20, в случае чего - звони (номер и название такси), звонить лучше с мобильного. За меня не беспокойся, я в безопасности, хоть и дозвониться до меня будет невозможно. Твой поезд отправляется с Курского вокзала в 1:52. С 23 до 24 жди домой надёжного человека, он поможет тебе с поклажей и сопроводит до дверей поезда.
Помни, случайности не случайны и следуй за знаками.
Люблю!
Ничего не бойся, удивимся совсем-совсем скоро.
Твой Леонид"


Илена хорошо знает свои кадры, поэтому стала собирать вещи. Ровно в назначенное время явилось и такси, и надежный человек. Илену посадили в поезд, ничего не объясняя, и Илена села, ничего не спрашивая.



Дальше начался сюрреализм в стиле Илены. Утром на вокзале ее встретил человек в ростовом костюме тигра. Узнать человека было невозможно - он был полностью закрыт шкурой: через черную сеточку морды нихуя не было видно, варежки-лапы закрывают руки, по росту на Леонида не похож. Тигр молча, хотя и задорно проводил Илену до выхода из вокзала, затем забрал сумку с вещами и, перед тем как исчезнуть в неизвестном направлении, вручил кусочек паззла с кусочком карты, на которой был отмечен адрес, и странный охуенно напечатанный флаер, на котором значилось "Талонъ на кофэ и крутонъ" с адресом Илениной любимой рюмошной на Пушкинской улице. Адрес на карте и адрес рюмошной Илена сопоставила без труда и почесала в нужном направлении. Когда Илена вошла в пустынную утреннюю рюмочную, она увидела, что столик у окна накрыт, на нем стоят ее любимые тюльпаны, свежесваренный горячий кофе и булочки, персонал с трудом сдерживает довольные хари, а на столе лежит еще одна карта-паззл. По этому поводу Илена заказала писят егеря и спросила: "Я вам что-нибудь должна?". Бармен улыбнулась Илене "Только за егермастер". "Могли бы догадаться" досадливо прищелкнула Илена.
На карте была обозначена Малая Садовая, на обороте карты было написано "SUIT UP!" и, позавтракав, Илена отправилась в Интерактив. В магазине ее ждала подруга, которую Илене никак не светило застать на празднике и встреча с которой была кагбэ отложена из-за того, что подруга вечером ну никак не сможет, ибо уезжает. А тут она и вручает Илене корону и поздравляет и все такое. Ну и паззл, конечно...

Дорогие дети! В этот день Илена, истосковавшаяся по родному городу Илена, собирала по частям милые сердцу воспоминания, обозначенные маленькими кусочками картона, она ехала в троллейбусе по давно забытому маршруту, искала в доме книги одну определенную "Алису в стране чудес", в которой был флаер на вполне определенное уыпить в ее определенном любимом месте, там же ей вручили егеря с пометкой "выпей меня", обед и билет на концерт. На концерте ее мужчина Леонид нагло воспользовался любовью Илены к Тому Йорку и своим поразительным внешним и вокальным сходством, а Илена прослушала торжественно гимн в свою честь, основанный на no surprises, гимн охуенно сделанный и круто исполненный. Она встретила друзей, в одном из которых вычислила ботинки "тигра". И чем дальше вели ее паззлы, чем ближе был вечер с заготовленной домашней сюрприз-вечеринкой, тем сильнее Илена влюблялась в своего мужчину Леонида. Чем очевиднее ей становилось сколько кропотливой работы было проделано Леонидом ради того, чтобы устроить ей эту историю, тем сильнее Илена выпивала. Потому что на трезвяк такое осознать невозможно. Потому что на трезвяк мысль о том, что весь твой охуительный кураж у тебя в пятках и сейчас дрожит от любви, эта мысль - она как-то трудно входит. Без егеря ее вообще никак не принять. Поэтому Илена как прибыла в ахуй, так старалась из него не выходить вплоть до самой вечеринки, куда ее бережно транспортировал "джонни гринвуд".

Это потом уже мы радостно рассказывали, как встретились все в девять утра на вокзале и в лихорадке доделывали план, как перед встречей Илены на вокзале ее подруга Марла прошлась по всем милиционерам в округе, мол, тут сейчас тигр будет, так это не митинг, вы его не арестовывайте, у нас сюрприз тут. А потом Марла спряталась в кафе и наблюдала гладко ли идут тигр с Иленой.
Как за пять минут до Илениного прихода в рюмошную из нее ретировалась я. И еще немного последила как она входила и располагалась. Как ночью Яночька клеила и выпиливала карту. Как Леонид координировал это событие за несколько недель, договаривался, звонил, составлял, сочинял гимн, репетировал гимн, платил, просил, напоминал, искал (вы вот вообще думаете это легко вот так - костюм тигра найти, да?), рассылал сценарий, готовил текст, уточнял, скрывал и т.п. Как все списывались друг с другом по цепочке "вышла из вокзала", "вошла в кафе" и т.п.
Ну я-то знаю только ту историю, за которую сама была ответственна и что Илена рассказала. Этого мало. Этого преступно мало. Такие вещи надо записать.

Короче. Когда Илена пришла на свою сюрприз-вечерину, которая оказалась дома у старого ее друга, где стол ломился и все было украшено в ее честь, когда мы откричались и отобнимались. Вот тогда Илену завели в комнату и она увидела торт, на котором вместо свечей была Эйфелева башня из черного шоколада. Возле торта лежали два билета в Париж на эту весну.
И вот чо тут скажешь? Ну реально?
И вот я чего хочу сказать. Из-за всей этой хуеты с квестом у нас у всех было какое-то дико сплоченное состояние на самом празднестве. Мы пили шампанское и лично у меня было чувство, что мы все в одной команде и сегодня эта команда выиграла. И я поняла, что Леонид-то молодец и не дурак. Он собрал нас за эти недели кольцом вокруг Илены, он не только ей в любви признался, он нам всем в любви к Илене признался. Потому что такой подвиг ради любимой женщины - это полдела, а вот бесстрашно и прилюдно вложиться в отношения и не испугаться провала - вот это не для слабаков. И было это круто, и мы сидели, и Леонид еще раз исполнил гимн, и Илена вся была строгая лицом, а мы хлопали и стучали.

Леонид создал историю, которую не устаешь рассказывать и которую Илена не забудет никогда. Мы все слишком боимся порвать жопу ради любимых, слишком растопыриться со всеми своими гимнами и песнями. Боимся, что вложимся, а не оценят. Не хотим запариваться, у нас нет времени, мы были заняты и болели. А чувак взял и сделал. И все было продумано в этой истории (взять хотя бы момент, когда таксон перед вечеринкой отвозит Илену на одну из ее бывших квартир, где ее ждет сумка с вещами, полотенце, душ и все дела - вот куда успел смотаться тигр между вокзалом и встречей с Иленой в середине дня).
И все это было без надрыва, без собачьего ожидания похвалы. А отдача, между тем такая, что Илена даже про Грибоедов забыла. Илена про все забыла, только иногда подходила к нам, вечером уже, брала так за руку и говорила "бляааааадь, это мой мужчина".

А кто знает Илену, тот знает, что это гимн.

первые 20 дней января жгут.

Как-то раз Хемингуэй на спор написал рассказ из шести слов.

For sale: baby shoes, never used.


Вот что я скажу, такой типа мужественный драматизм - это для рассказа только хорошо, никто б в реальности такие ботиночки не купил бы. Потому что родители, которые такое объявляют - психи или бессердечные пиздец. Фор сэйл, блядь. Не, я б к ним в дом  не зашла бы.  Я думаю об этом уже два дня. С тех пор, как пытаюсь пристроить котоноску. Вообще, я два дня стараюсь поменьше думать. Побольше говорить. Яночька сказала, что так нужно сейчас делать. Я ей верю. Поэтому приступим. 

То есть вот как выходит, сначала ты дико стараешься быть сильным, грузишь самые смешные ролики, шутишь эдак цинично, называешь эпилептические припадки "нижним брейком", а самое дорогое существо на свете "хуев Йен Кертис", хладнокровно колешь, держишь, поишь, чтобы не больно, перемигиваешься с врачами в духе "как там наш танцор? не побил ли пробирок?", короче, искришься, блядь, юмором. Потому что любой нормальный человек в данной ситуации понимает, что главное. Главное - это чтобы только не больно, только чтобы не больно, в конце концов, уже давай или туда или сюда, мы тут уж как-нибудь переживем, но лишь бы вот тебя лично приятель отпустило, потому что никто в мире такое не заслуживает.

...когда все кончается, естественно, что ты не допускаешь даже мысли, что тебе четтам жалко. Жалко у пчелки в жопке. Кому мы врем? себя жалко, это все знают. А некоторые там, между прочим, сейчас с телками, меховыми тапками и прорвой шуршащих мячиков отдупляются. Гнешь такую линию: хоть ты тут и не можешь в квартиру спокойно зайти, Шелли бы сказал на это "уу, сори, детка, это уже не мои проблемы". Любые слезы по потере - это жалость к себе. И вот ты это понимаешь.  С утра как встанешь и понимаешь до усрачки пока не отрубишься.  
 
И вот в какой-то момент внезапно ловишь себя на том, что тебе приходится как бы это немного... эт самое... как это ни чудовищно звучит... оправдываться что ли, что ты не бездушный ебанат. Оправдываться и перед собой тоже, кстати.

Пришел в гости янин друг и стал вслух сомневаться, что мы переживаем, потому что ну какого хуя такие спокойные. С высшим, сука, психологическим образованием друг да и неглупый вроде. Сижу, думаю, шутит, нет?.
Странно мир устроен. Странно, все-таки. Я блядь стою на карачках и чищу ковер в час ночи, а он спрашивает, какую-то хуйню про механизмы защиты. Надо было не оправдываться, а выпрямиться спокойно и сказать так ровно: "а ты знаешь, Лёнь, мы вообще его не недолюбливали особо, сам подумай, кот бракованный, дефективный, да и переезжать с ним неудобно. хорошо, что так вышло".    

Я это к чему? Котоноску отдаю. Второй день уже пытаюс, но чет не берут даже даром.
Итак.
Юзана один раз. Тряпошная, на маленького кота (4,5 кг).
Даром совсем, заберите, а.