Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

(no subject)

Ребят, нужен совет. От опытных фотографов. Философский, скажем так, совет.
Все мы понимаем, что живем в гигантском вареве информации. Идеи витают в воздухе, все дела. У меня в последнее время очень часто случается вот какая штука.
Я придумываю какую-то идею для съемки. А поскольку я тормоз, я могу вынашивать, выдрачивать и собирать материал на эту идею очень долго. Я клянусь, что на момент вдохновения меня этой идеей я ничего подобного не видела, не могла видеть, не смотрела в интернетах и так далее. И через некоторое время я обнаруживаю эту идею воплощенной давным-давно. Или недавно. Особенно обидно, если недавно. Один в один - свет так же стоит, предметы те же, типаж модели - все, сука, как в моей голове. То ли у меня такое шаблонное мышление, то ли "все уже было в симпсонах", то ли я развиваюсь каким-то очень проторенным путем. Но иногда мне даже стыдно - недавно нашла фото в сообществе artsexdesign где в абсолютно такой же позе лежит человек, абсолютно так же как у меня накрытый с головой блестящей тканью, так же она заткнута по бокам, только у меня она зеленая, а в этой работе, кажется, из 90-х годов, она золотая. И никогда раньше я этого не видела. И последняя капля сегодня была, я наконец насобирала достаточное количество маленьких выпуклых наклеечек, чтобы обклеить ими модель, как увидела то же самое, недавно сняла одна хорошая фотографша, Ольга Погорелова, на которую я молюсь слегонца, но давно не открывала ее работы. А тут открыла сегодня и чо... выбрасывать наклеечки мои теперь?...
Как жеж быть?
Ильф и Петров говорили про такое "близко лежало". У меня, выходит, все близко лежит. Вообще все.

Много букв о счастье.

И Стася такая говорит: «Ну, никакой интриги». И я соглашаюсь – никакой. Ни у кого, говорит. И я соглашаюсь – да, говорю, ни у кого. Да эти все луки можно собрать в прошлогоднем ЭйчЭндЭме, горько вздыхает Стася . И я говорю – да на барахолке их собрать можно. Да пиздец, говорит Стася. И мы с тоской перечисляем: оверсайз, ню-мэйкап, пара ярких деталей, немного средневековья. Яркие губы.
Это было, кажется, в конце мая, когда мы вынырнули из запойного просмотра "осень-зима 2014-2015". Так а чо, светлеет взором Стася, давай и соберем? Я расправляю лицо и радостно говорю – барахолка! И вот мы уже почти хором орем что-то насчет съемки, бровей, игр престолов, а дальше все как в тумане.

Как шлюха с небоскреба пролетели интересных полтора месяца: мы ездили на барахолку как на работу, каждое утро каждого выходного, мы искали, смотрели, бросались на приглушенные тона, задумчиво поглаживали бордовые скатерти в гостях и кафе с грешными мыслями насчет спиздить – в общем, половину лета все наши помыслы были заняты только зимней одеждой, тканью, цацками и доскональным собирательством. Выведением образов. Вопросом, где взять корону, ведь нам так нужно отразить трендовое средневековье и поклониться дольчегаббане в пояс. Попытками объяснить друзьям и семьям, на хуя нам это надо. Ну, знаете, там… процесс… фан… творчество… Бля, нам нужны серые большие штаны. Господи, как же нужны серые большие штаны.

Стася – виртуоз во всем, что касается моды. Нет, она не просто телочка, которая узнает шанелевый твид по запаху. Она вытягивает из кучи барахла на Уделке кофту и говорит «привеееет, неведомый но явно скандинавский дизайнер начала 90-х» - видя только шнурок, блядь, маленький сраный шнурок. Ее можно спросить, слушай, а вот это вот кто придумал – и она точно ответит, она свяжет это еще с парой исторических фактов, с геополитикой и еще хуй знает с чем. До встречи с ней я думала, что типа разбираюсь в одежде. Ага.
Причем, это ее хобби, она не стилист, как сейчас принято. Хотя по мне так она может преподавать уже сразу. И эта вся наша затея… Она была как бы не просто «давай пофотаем красивую девочку в типа дорогой, но дешевой одежде». Это был, сука, научный процесс.

За неделю до съемки мы перестали спать и жрать на всякий случай. Моя квартира была завешена одеждой, что-то было одобрено, что-то было сурово отвергнуто. Одежда висела на окнах, полках, стенах и потолке. Продумано было всё.
Мы понимали, что нам просто необходимо зашить в это какой-то юмор, самоиронию, показать, что это все ненастоящее, но при этом четко намекнуть на каждого конкретного дизайнера. И мы это сделали.

Четыре часа (и два месяца) упоительного вдохновения и наслаждения навязчивой идеей, а также упорного труда и дьявольской бдительности к деталям – сделали свое дело. Вроде бы мы добились нужной пропорции иронии и красоты. Например, мой любимый образ - полностью католический, симулирующий Гуччи, где девушка чуть ли не со слезами на глазах, в цветастом платье сжимает в руке свисающий с шеи на цепочке… кулон в виде страуса. Но держит так, словно это крест и единственная ее опора. Всё, всё, всё имело значение, каждая клипса, каждое кольцо, каждый взгляд прекрасной нашей Ани-модели (оказалось, что она к счастью обладает тонким чутьем образа и артистизмом).

Причем, когда я говорю «образ» - это не «образ» в понятии русского стилиста – монументальная такая загримированная гламурная хуйня , «а пусть еще она в руку меч возьмет, а то что за средневековье такое». Это лишь намек на идею, а не сама идея. По сути, мы, конечно, сделали все так, что в этом можно идти гулять. Т.е., такой как бы комплимент зрителю, мол, да, ты понял, что «кальчужная» фактура свитера и кольцо в виде щита – не случайно встретились, но так-то я просто девчушка, только ты меня и раскусил.

Мы пригласили визажиста Лизу и рассказали о нашей затее. Лиза – мастер понимания и верного выражения в макияже и прическе любой мутной и хуево объясненной задачи. Она внимательно слушает мой поток бессознательного, потом задает вопрос и по ее глазам видно, что не из вежливости. Ей можно сказать: я хочу такую прическу, типа она гуляла по побережью по жаре, а потом вошла в прохладный холл гостиницы, в которой ее ждет любовник. И она сделает в точности. Так у нас и происходит общение обычно. А в этот раз она не просто накрасила Аню в соответствии с тенденциями осень-зима, она поняла, что нам требуется все чуточку иначе. И поняла, как именно. В общем, сошлось, все сошлось.

...Когда закончилась съемка, мы упали со Стасей на балконе, мы пили кофе и ели глазированные сырки (боги, какими вкусными могут быть глазированные сырки!)и мне казалось, что это я впервые за неделю ем, и было нам так хорошо как бывает только от осознания выполненной с колоссальным удовольствием работы, когда все сошлось как надо и пока еще нет сил захотеть поработать еще. Это был тот случай, когда под вечер ты вслух прям говоришь «ну до чего день был охуеннейший!».

Короче, я к чему это все. Лежит у меня теперь эта съемка, и я сижу над ней как сраный Кощей. И понимаю, что Стася убьет меня за раскрытие творческого процесса. Но я еще понимаю, что слишком редко такое бывает, слишком много души вложено, слишком мне это дорого, чтобы об этом умолчать. Просто выложить 15 фоточек в платьицах.

Которые, скорее всего, и ничего особенного, но за которыми на самом-то деле стоит самое экстатичное в мире счастье, счастье от занятия Своим Делом, которое все так ищут, и которое не всем так везет найти.

Игры коммунальных престолов.

Как интересно устроен мир. Сегодня звонил ЕД, называл по имени-отчеству и пытался помириться, хотел, видимо, денег, ой, мировых переговоров . Потому что его достали какие-то телефонные террористы и он сначала думал, что это я и перенаправлял ко мне их всех, а потом понял, что это не я (точно не я, клянусь))) и хотел мне об этом сказать. И извиниться. А мне как-то стало так насрать, потому что я поняла, что надо смириться с комнатой без ванной. Я мысленно перевела проблему из личных в финансовые. Я представила, что мне будут платить меньше в два раза - это не смертельно. А вот то, что у меня от ярости в горле пересыхает - это смертельно, вполне. И все взвесив, я отпустила ситуацию и с наслаждением объявила деду войну.
Я сказала, что мне все равно, что там у него случилось, мне глубоко насрать на его извинения, но говорить мне "завали ебало" не имеет права никто. И, знаете, говорю, мои друзья очень огорчились узнав о том, как вы разговариваете с дамами и попросили ваш домашний адрес. Уж я не знаю, говорю, цветы вам доставят или учебник по этикету, наверное. Он что-то начал говорить, что он извинился же (!), а я сказала, что это дико мило, что он думает, что это что-то значит, никаких мировых переговоров я с ним иметь не буду.
И стало мне легко и свободно.

шутка дня

Короче, шутка дня.
Сидим с Яночькой в ресторации, готовимся идти во клуб (бухаем в смысле) и обсуждаем, собственно, триэль. Говорим в целом о том, что пиздец. Люди там работают за такие деньги, что мы могли бы их сами нанять, чтобы дома нам коктейли мешали - а мы сильно небогатые люди, между тем. Плюс сотрудники, как я тут узнала, самостоятельно драят клуб в свои выходные дни. Бесплатно. Плюс они делали там сами ремонт после переезда. Бесплатно. Прям красили, шкурили и проч. Плюс они обязаны участвовать в нижайшего качества самодеятельности. И вот мы говорим о том, что при всем при этом - поразительно! - все счастливы. О своем участии в этом массовом унижении под названием "шоу персонала" - гардеробщица писала мне вроде как с гордостью. Когда мы ЭТО увидели, Яночька чуть не танцевала от счастья, а я пыталась подобрать челюсть и забыть об этом навсегда.  И вот вчера мы как раз обо всем этом говорим и Яночька так откидывается на диванчике прикуривает и говорит то, из-за чего я поняла, что останусь с ней навсегда (ну чтоб это было смешно надо знать Яночькины интонации): 
- Ну, понимаешь Света построила в триэле идеальный социализм. В нашей стране этого никому не удалось, Ленин респектует Трофимовой прямо из ада.

Я повалилась. Я вела себя неприлично. Я хрюкала и между всплесками повторяла "Социализм в триэле" и валилась снова. Больше мы не пойдем в тот ресторан.

(no subject)

Иногда бывает вот так. Устаешь ото всего. Вообще ото всего и ни от чего конкретного. Хочется делать две вещи - спать и ныть. Ну, ладно, три, от третьей не устаешь вроде, потому что во всех гороскопах, как оказалось, написано, что козероги хладнокровные ебливые козлы, особенно ближе к 30, так что мы смирились.
А так вообще - очень, очень я устала. Я сплю и не высыпаюсь. Моя нервная система выдает удивительные финты, от которых мы тут охуеваем, но лечим, лечим, да. Меня бесит добрая половина вещей меня окружающих. Какой-то пиздец царит, в общем. Пиздец, да. И именно, что царит. Царит. И работаю вроде много - меня обычно работа спасает от хандры всякой, а сейчас - что поработала, что поспала - легче не стало.

Хочется напиться, нанюхаться, наесться и всего одновременно и чтобы как-то хоть я не знаю... желание делать хоть какую-то четвертую вещь появилось.
Ладно, поныли, можно поспать.

Немного историй о любви.

Светка:
"...И наконец-то она нашла себе парня. Правда, он был копией ее первого мужчины и звали его тоже Саша. Её родители так прикалывались. Одного они называли Александр Первый, а другого Александр Второй".

Яночька:
"...И, представь, такой представительный гей, помощник режиссера Анатолий Федорович, своим нежным и хорошо поставленным голосом по трансляции на весь театр: "Прошу подойти второго монтировщика на кровать, так как один не справляется". "

Светка:
"Мы любим мужчин. Просто не любим видеть их голыми".

Эшли:
"Да нет, я очень люблю людей. Правда. Я просто уважаю чужие стремления к саморазрушению".

Наташа:
"На улице Достоевская ко мне подошел бомж. Он не просто попросил денег, а предложил сделку. Он предложил за 10 рублей рассказать свой стих. Я достаю 10 рублей и прошу рассказать самое короткое. Бомж встает в третью позицию и прочувствованно декламирует:
Одиночество.
          Одиночество.
Даже кошку
          Выебать хочется".

Сережа:
"Любовь к творчеству, возбуждение в процессе работы, ажиотаж, горящие глаза - это все не гарантия того, что ты приносишь в мир что-то стоящее. Это не показатель таланта. И отсутствие этого возбуждения, сомнения в результатах своего труда - все это, соответственно, не показатель бездарности. Одним словом, Маша, графоманов - их до хуя. А Земфира у нас одна".

(no subject)

Сейчас в приемной сидит девушка в сером плаще. Вот так и хочется про нее сказать "Такая молодая, а уже Зинаида Васильевна". 
Такими имяотчеством обрекли юную девушку на ретро-фото.